Таня (berlinka) wrote,
Таня
berlinka



Умер Луис Корвалан. Символ, так сказать, нашей тревожной молодости. Я хорошо помню, как ужасно переживала за него, когда он сидел в пиночетовских тюрьмах и в лагере на острове Досон. И была убита горем, когда совсем молодым в эмиграции в Болгарии умер его сын Луис Альберто (тогда это имя еще не было сериальным).

Драматическая история Чили начала 70-х годов: победа на выборах партии Народного единства, Сальвадор Альенде - президент, эль пуэбло унидо хамас сера венсидо, Виктор Хара, а потом военный путч, зловещая фигура генерала Пиночета в темных очках, жестокое подавление сопротивления, концлагеря, пытки, расстрелы. Чилийские эмигранты в Москве, режиссер Себастьян Аларкон, испанский язык, песни протеста. В спертом воздухе брежневского Советского Союза для недорослей вроде меня все это было немножко, как приключенческий роман, волнующе и страшно. Жюль Верн и Юлиан Семенов в одном флаконе.

Не испытывая ни малейшей симпатии к коммунистической идеологии, я тем не менее и сейчас скорее с симпатией отношусь к Корвалану и его соратникам. Возможно, это были последние революционные романтики, которые за свои ошибки и иллюзии расплатились сами - кто свободой, кто здоровьем, кто жизнью.

В одном из интервью лет пять тому назад Корвалан сказал, что хочет пережить Пиночета "из принципа". Ему это удалось.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments